?

Log in

lagernayapoezia Below are the 50 most recent journal entries recorded in the "lagernayapoezia" journal:

[<< Previous 50 entries]

February 14th, 2012
02:00 am

[Link]

Последнее время лента моих записей иногда отображается неправильно. Если вы заметили, что какая-то страница книги не отображается (например 11), зайдите на предыдущую (10), и кликните стрелку влево в ряду значков под моим юзерпиком. Недостающая страница откроется.

(Leave a comment)

April 11th, 2007
04:31 am

[Link]

ПУБЛИКАЦИЯ
ЦЕНТРА ИССЛЕДОВАНИЯ ТЮРЕМ, ПСИХТЮРЕМ И              
КОНЦЛАГЕРЕЙ СССР
Составитель — А. Шифрин
Редактор — Э. Шифрин-Полтинникова
Корректор — Н. Цимерман
Технический редактор — И. Бен Авраам
Рисунок на обложке политзаключенного А.П.
(получен из лагеря № 07 Дубровлага)
© Центра исследования лагерей,
тюрем, психтюрем и концлагерей СССР.
(права возращаются авторам
при их выезде из СССР)
ИЗРАИЛЬ
1978

(Leave a comment)

04:29 am

[Link]

 ОГЛАВЛЕНИЕ
 Валентин СОКОЛОВ             3
 Геннадий ЧЕРЕПОВ            31
 Юрий МУЛИН                      59
 Илья БОКШТЕЙН                64
 Игорь АВДЕЕВ                    67
 Вольт МИТРЕЙКИН            74
 Борис ВАЙЛЬ                      77
 Дора КУСТАНОВИЧ            78
 Юрий ДОМБРОВСКИЙ       81
 Яков ХРОМЧЕНКО              83
 Леонид СИТКО                    86
 Иван СВЕТЛИЧНЫЙ           88
 Ирина СЕНЫК                     91
 Евген СВЕРСТЮК               92
 Василь СТУС                       94
 Неизвестные авторы           96

(Leave a comment)

01:46 am

[Link]

Ты был ли там,
     пьянел ли ты
         от смерти?
Я был,
     Но забываю...
         забываю...

       В. Митрейкин
                  ОТ СОСТАВИТЕЛЯ

   В СССР не только люди, но и стихи иногда подолгу живут в
лагерях и тюрьмах. И далеко не всем из них суждено "выйти"
на свободу.
   Нам удалось вывезти из этой страны-тюрьмы публикуемые
в этом маленьком сборнике стихи. Увы, это лишь малая часть
написанного поэтами-политарестантами в  лагерях. Часть из
этих поэтов находится в лагерях  и по сей  день. Очень немно-
гим посчастливилось выбраться на Запад.
   Мы мало знаем о судьбах и о прошлом поэтов, стихи кото-
рых публикуем. Но считаем своим долгом дать возможность
любителям  русской поэзии познакомиться хотя  бы с тем не-
многим, что известно нам о них и о их творчестве. Несомнен-
но, кое-кто из этих поэтов достоен занять место среди лучших
современных поэтов России. К сожалению, часть стихотворе-
ний мы вынуждены поместить в раздел "Неизвестные авторы",
хотя авторство многих из них вполне известно: мы просто не
можем опубликовать имена  авторов, чтобы они снова не были
брошены за решетку.  От этой участи не гарантирован никто:
Геннадий Черепов, например, сидел в лагерях уже дважды, Ва-
лентин Соколов  — трижды, и, насколько известно, сидит и
сейчас.
   В подборке этих стихотворений читатель увидит редчайшую
публикацию лагерного самиздата: тетрадь стихов поэта Игоря
Авдеева,  "изданную" в тюремной камере спец-строгого режи-
ма лагеря № 10 Дубровпага  (Потьма). Очевидно, это первый в
СССР образец  самиздата  стихов  в лагерях: он относится  к
ноябрю 1961 года.
   Так уже совпало, что большинство из публикуемых здесь
поэтов прошло через эту тюрьму-лагерь № 10, и с гордостью за
них можно  вспомнить, что в этом ужасе самого тяжелого лаге-
ря Потьмы они не только не теряли своего человеческого обли-
 
                                                        1

ка, но устремляли свой взгляд на высокое и нужное всем
дям на Земле — на Красоту и Вечность.
   Это очень характерно, что порой в стихах этих не чувствует-
ся лагерь. Это вовсе не "эскейпизм" от окружающего: дух
этих людей рвется на свободу, через полосатую одежду и номе-
ра  современных  концлагерей  "победившего  социализма".
   Мне пришлось наблюдать этих поэтов, когда мы вместе гну-
ли спину на кирпичном заводе или месяцами лежали на общих
нарах, не имея возможности отодвинуться один  от другого. Я
слушал их стихи во время встреч в прогулочном дворике, где
эти строфы звучали через разделявшую нас колючую проволо-
ку. Я получал эти стихи спрятанными в стельке ботинка  (по
сей день хранятся у меня эти подлинники) или скрытыми под
именами разрешенных поэтов вроде Маяковского  или Пабло
Неруда.  Эти стихи отбирали у поэтов на бесконечных обысках
и сжигали; они и мы записывали их вновь и вновь, заучивали
наизусть. И,  как видите, вывозили из лагерей. И из СССР, что
тоже непросто.
   А авторы их и сегодня "бредут по кочкам". Где-то  ковыля-
ет на перебитых в лагере ногах Геннадий Черепов: брови враз-
лет над  громадными глазами, смотрящими в запредел. Где-то
опять втиснулся в уголок, сгорбился и пишет на колене, спря-
тавшись от стукачей. Валя Соколов.
   Храни вас Господь, друзья мои!
Авраам Шифрин
     Израиль

                                         2

(Leave a comment)

01:45 am

[Link]

ВАЛЕНТИН СОКОЛОВ


                  Примерно  1930 г. рождения. Впер-
                  вые  был  арестован  примерно  в
                  1950 г.  за  участие  в молодежной
                  антисоветской  группе и  отсидел
                  не  менее  8 лет.  Был арестован
                  вторично "за антисоветскую аги-
                  тацию"  примерно  в  1959  году  и
                  пробыл  в  лагерях  6—7 лет.  Дата
                  третьего ареста и  тюремный  срок
                  неизвестны.  Писать  стихи  начал
                  в лагерях  и был  широко известен
                  среди любителей  поэзии в полит-
                  лагерях СССР.



               *    *   *


       Я доволен тем, что видел.
       Правда, было много стен,
       Но они мне не мешали
       Видеть небо. Я доволен
       Тихим звоном колоколен
       С голубых небесных сцен.
       Это был прозрачный час наш;
       И туманный час для них.
       Вот и ты глазами гаснешь
       Между тихих и несчастных.
       А какое было пламя!
       Почему все так дробится,
       Как вода в колесах мельниц?..
       В этом вихре рук и ног
       Нелегко не заблудиться,
       Но луна мне - желтый посох
       В голубую твердь дорог.
       Я доволен тем, что видел.
       Правда, было  много стен,
       Но они мне не мешали
            Видеть небо.


                                             3

(Leave a comment)

01:45 am

[Link]

         *    *    *

  Все, что написано — проба,
  Проба подняться из гроба.
  Проба понять тебя, небо.
  Вставшим с далекой тропы
  Трудно ногами уставшими
  Вырвать себя из толпы.
  Трудно, шагая по краю
  Дня,наклоненного вспять,
                    спать.
  А вокруг тебя сонных
              лиц
                 лес
                    вырос
  И ты
      влит
         в это
  Пустое скольжение лет.
  Все, что написано — проба,
      И лишь с высоты креста
  Можно понять тебя, небо,
  Хлебом
        насущным
                 у рта.


         *    *    *

  У тюрем мышцы,
  Мыши.
  И серый свет.
  Серый —
         Скудной мерой.
  У тюрем мало ли
  Мятых, меченных,
  Мертвых?
  Мало ли мрака
              и боли
  У тюрем?..
  Бегите —
       по каменным стенам —
  Руками и сердцем
  Свободы коснуться —
                — у тюрем!

                         4

(Leave a comment)

01:45 am

[Link]

              *     *     *

     Постарел, осунулся,
     Не танцую яблочка,
     Так чудесно изолирован
     От всего ненужного:
     На холодных этажах
     Сплю спокойно на ножах.
Столько вытянули жил —
До луны тех струн хватило б!
Я бегу — за мной по следу
Люди, лошади, собаки.
Все затем, чтоб в дальнем буйном
Не звенеть мне звонким бубном.
     Как Земля преобразилась!
     Человек идет и светится.
     Разве это так уж мало
     Наяву увидеть Бога?
     В  этом таинстве я с Вами
     Сердцем с Вашими глазами.
И когда меня толкают
Лоб разбить у линий ломаных,
И бегут за мной по следу
Люди, лошади, собаки,
Я готов открыть вам небо
Золотым ключом надежды!

                       8.4.63
                       пос. Озерный
                       Дубровлаг, Потьма

       *     *    *

Я ослеп от синих ламп
     Боли
И от  ваших черных лап,
     Боги.
Там в холодных казематах,
В тех домах казенных,
Как шары катались в лапах
     Головы казненных.
Я ослеп от тех шаров
По могилам-лузам,
Я оглох от тех шагов
По кровавым лужам.

                                5

(Leave a comment)

01:44 am

[Link]

       *    *    *

Помолись за меня, помолись...
Я у ночи стою на часах;
Тишину через город несу
Голубыми от счастья руками.

На земле я живу лишь отчасти.
О, огромное, синее счастье —
Тень свою потерять в небесах...
Помолись за меня, помолись.

Не такие уж мы великаны.
Чтоб идти в  эти синие страны,
Не припомнив о силе креста...
За глаза мои, полные боли,
Полюбила меня высота —
Помолись за меня, помолись...

Я боюсь этой тайны касаться,
Я боюсь тебе чистым казаться,
Когда Небо свидетель и страж.
Если б знала ты, как это страшно,
Когда больше себя не отдашь.
Помолись за меня, помолись...


         *     *    *

Из дымов пороховых
Стены встанут лиц живых.
Из загаженных домов,
Страшной ночью подожженных,
Из глубоких черных скважин
Встанут тысячи дымов.
Страшно будет одному
Солнце ждать в густом дыму.
Но страшнее в дне пустом
Жить совсем пустым.
Поджигайте каждый дом,
Пусть чернее дым,
Пусть глазам еще темнее...

                        1961 г.

                               6

(Leave a comment)

01:43 am

[Link]

        *    *     *

Чистыми жемчужинами
Сердце перегружено...
     Но, однако, место есть
     В сердце и для грязи...
О, тяжелый, горький крест:
По ночам дымить махоркой
В самом сердце Азии.
     В многоглазии людском,
     В многоглаголании
     Трудно грезить куполами
             Золотыми...
     Трудно чистыми сберечь
        И глаза и имя,
        И дела и речь.
Много легче — навзничь лечь
И плыть по  течению...
Чем идти и терниям
Дать вонзаться в плоть.
Но когда на дне минуты
Раскрываются цветы,
Столько в их глазах печали,
Что и лунный свет печален...

В многоглазии людском,
В многоглаголании
Пролегла моя дорога
         К Богу.
Перед небом мое тело
         Голо.
Увенчает ли мне голову
         Голубь?

                              7

Обвели меня черным ободом,
А я не был ни Данко, ни Оводом.
Обожженными красными землями
Ходим мы, плачем мы и не дремлем мы,
И любуемся оком недреманным
Человеческим сердцем поломанным.
     Но особенно женщины — бюсты их
     С каждой полки подветренной падают
     Но особенно женщины — чувства их
     Никого глубиной не обрадуют.
Так живем мы пустыми обрядами
И пытаясь вступить на стезю,
Ночь и небо под нами — не рады мы
Видеть тело нагое внизу.
     Обвели меня каменным поясом,
     Стал я крепостью ждущей осад,
     И хотят, чтобы северным полюсом
     Вырос южный сиреневый сад.
Подождите, я стану сиреневым,
Подождите, и час этот скор,
Будет вечер и светом серебряным
Обозначатся контуры гор.
     Но особенно женщины — слезы их,
     Обнаженная немочь плеча,
     Но особенно женщины созданы
     Для танцующих рук палача...
                                            1962 г.

                                    8

(Leave a comment)

01:42 am

[Link]

            *    *    *

На струнах, на стрелах,
     На стонах несомых ветрами
          Картина расстрела
      Кровавою кистью исписана
               И кто-то огромный
Завязнувший в каменной раме
               Глазами и сердцем
Становится выше всех сущих.
          Картину расстрела
Нетрудно биноклем приблизить
          Смотрите! Ресницы
                     В крови
Как две черные лестницы к небу
               И руки
                Как струны
                     Как стрелы
Как крест над могилой России
           Как крылья титана
Взлетевшего выше всех сущих!


                               1963 г.

          *    *    *


Страшно как и пусто как
Жить под знаком пустяка.
Пусто как и страшно как
Оставаться в дураках.
Сколько раз душа вползала
В голубой пролет вокзала!
Страшно тут и пусто тут:
Ветры черные метут;
Ветры черные цветут
               Тут.

                              9

(3 comments | Leave a comment)

01:42 am

[Link]

        *     *     *

Штурмуем бастионы,
Берем каждый день Бастилии,
Носим красные штаны,
     Дети сатаны.
И любим красную страну.
Шершавые бетоны
Сковали стебель лилии.
Не знает, как цветет сирень
     Девица без фамилии.


         *     *     *

Я бы с вами разминулся,
Да живот ваш слишком толст.
Утро. Неба синий холст
Над полями развернулся.
Я на родину вернулся
Тих, красив и холост.

Я бы с вами разминулся,
Да живот ваш слишком толст,
И к тому ж я не Толстой
Примиряться с толстотой —
Я большой любитель драться.
Но страны советской житель
Должен  быть смиренен.
Так учил нас Троцкий
И товарищ Ленин.
Но и все ж я не  Толстой
Примиряться с толстотой.


                          1961 г.



                               10

(Leave a comment)

01:42 am

[Link]

            *    *    *

      Эй, Маяковский,
      Выканывай, бестия!
      Левый твой марш
      За волосы вытащен.
      Бодро шагают
      Бездумные "двестия"*,
      К небу взметаются
      Пыльные нитищи!
      Лыбишься? рад?
      Правда, сильная нация?
      Лиц не увидишь,
      Одни рукомойники.
      Это и есть вот
      Стан'дар'ти'за'ци'я,
      Памятник серый
      поэту-покойнику.
      Ах, интересно увидеть бы нынче Вас,
      милый Володя, как прежде, бунтарищем,
      Так интересно, какими бы линчами
      С вами расправились б нынче
      Товарищи.
      Вы ведь теперь хрестоматией сонною
      Стали,
      Жуют Вас по школам,
      На лекциях.
      Ваших словес ерунду
      Многотонную
      Всюду разносят как мухи
      Инфекцию.
      Вас разложили
      По розовым полочкам,
      Вами занялись степенные
      Критики,
      Сыплют в корыта,
      В корытца, в корытики
      Этаким стильненьким
      Комсомолочкам.

* Заключенных водят на работу колоннами по 200 человек:
  отсюда образ "двестия".

                                     11

(Leave a comment)

01:40 am

[Link]

Кто Вы теперь?
Вы — салонное чтение.
Знаю людей,
Что хотят осолонить Вас,
Вас, Вольдемар,
Пролетарского гения,
К бурям взывавшего
Глашатая масс.
Думали Вы,
Что Вы солнце экватора,
Милый, Вам свойственна наглая поза,
Вы, дорогой мой, в петлице диктатора
Ныне слегка потускневшая роза.

         *    *    *

Пулю в лоб вгонит,
Чтобы крепче  спать —
     Выкинет ладони
Ярких звезд ждать.
Разве в этом выход —
     Выехать  туда,
Где совсем тихо
     Плещется вода?

                  1963 г.

       *    *    *

Если женщину берут на час,
Если сердце ее жгут в ночах,
То ложится этот грех
           На всех.

Ночи черное лицо  кривится...
Ты уходишь не одна на дно:
Все пронизано одним огнем!

       *    *    *

Идея Господа  стучится
Нам в грудь копьем,
И кровь сочится,
И кровь мы пьем...

                            12

         *    *    *

 ...От Бога прячется под шляпами толпа,
 Свинцовым гробом стала крыша для души...

          *    *   *

 Двое каких-то
 Кружат и кружат
 Всю ночь по кругу,
 Ища друг друга,
 Слепые оба.
 Спрошу у друга,
 Спрошу у Бога,
 Почему кружат,
 Почему ищут и не находят...

          *    *   *

..тело в ранах ножевых
 Я кладу на бархат ночи...

                            13

(Leave a comment)

01:40 am

[Link]

         *    *    *
Оглушили как дубиной
   Днями сидки в пустоте.        
Тот, кто жил на высоте,
   Не просил у неба скидки
     Он навстречу страшным вам
      Глаз выкатывал смотреть
       Перед тем как умереть
        Смерть за глотку схватывал.
И была причина в этом
Многих свет струящих дел
Человек не зря сидел
Десять, двадцать лет.
     Появились на дороге
     Пятна крови-на крови
     Вырастать цветам любви
     И прекрасной нови.

                               1962 г.

         *    *    *

Нежность — это нужно.
Слышишь, скрипка нежно
В длинных пальцах плачет,
Скрипка — голос ночи.
И стучится робко
В вашу душу нежность,
Нежность, как возможность
Выпить негу ночи.
Ведь душе немного,
Так немного надо!
Тихую беседу,
Глаз твоих безбрежность.
Позади дорога
И стремленье шага
К той далекой цели,
Где почила нежность.
И теперь ты теплой вылилась струею
В поцелуях тихих,
В светлой сказке мая.
Разве это плохо,
Что душой твоею
Ширится большая
Трепетная Нежность?
                               14

(Leave a comment)

01:39 am

[Link]

        *    *    *


Что-то огромное клонится
Розовым великаном.
Может быть, это солнце,
А может быть, луна.
О, как она велика нам!
Сердцу и трепетным венам
Как она долго тянется,
Жуткая тишина,
И принимается странно
Эта без теней страна.
Тихо склоняется милая,
Ртом и глазами пылая,
Плавно скользят силуэты крыш,
Чтобы взять с высоты
Солнце плывущего мая,
Томные, нежные цветы,
Веет печалью пустыни
День, не налитый истомой,
А на знакомой картине,
Как силуэты дома.
В доме необитаемом,
В сумрачно-призрачном мире,
Тихая робкая тайна —
Ты, дорогая, сама.
И когда так незаметно
Ночь нам выходит навстречу,
Место свидания вечер,
Отблески синей свечи,
Город становится сказкой,
Город, ссутуливший плечи,
Город таинственных женщин,
Город влюбленных мужчин.


                             15

(Leave a comment)

01:39 am

[Link]

          *    *    *

Ночи черными залами
Весела мне прогулка.
Крепко ночь обняла
Тишину переулка.
     Ночи черное тело
     К каждой крыше прильнуло,
     Ночь, должно быть, устала,
     Что так сладко уснула.
И была мне загадка;
В аромате цветка
Рвались тонкие нити
Золотого мотка.
     На зеленые ветки
     Их струила луна,
     Там луна вышивала
     Свои тонкие метки.
Наклоняясь к цветкам,
Целовала их светом;
Ночи черными залами
Желтым чудом сползала...
     Ночь тогда мне сказала,
     Да, я слышал, сказала мне:
     "Сына мертвого города,
     Я люблю тебя, милый".

          *     *     *

У волос белых,
У волос льняных
Проходил мой скромный час
В радостях земных.
Но и было что-то свыше
В том, как ты речь вела
Речь ее почти неслышна,
Так тиха она была.
И бежала мысль о ночи
И о всякой высоте — прочь.
И на очень тихой ноте
Мы причастны высоте.
У волос белых,
У волос льняных
Проходил мой скромный час
В радостях земных.

                             16

(Leave a comment)

01:39 am

[Link]

         *    *    *
Тих и я, и вы негромки
Там, у дня на желтой кромке;
Вы сидите, ноги свесив
С высоты в цветущий сад.
     Вы слыхали, как цветы
     Ночью говорят?
Как плывет над ними месяц
По серебряной стезе.
Ночь расставит черных лестниц
Бесконечный ряд.
     Вы слыхали, как цветы
     Ночью говорят?
Золотой плывет боченок
В океане  Ночи,
Чтоб прозрачней стать волне
В океане  Сна;
Чтоб светлее вам  любить
Ваших маленьких девчонок,
Чтоб касаться в поцелуе
Золотого дна.

       *    *    *

У ночи есть шорох знамен,
У ночи есть много обманов,
У ночи в пустых коридорах
В углах притаился сон.
     У ночи есть шелест в крылах
     И блеск в зеркалах и  экранах,
     В блистающих лунных узорах,
     В мерцании  звездных корон.
Неправда, что только одна
Луна у чарующей  ночи,
Что может иначе литься
Волос твоих чудных волна,
     Что можно мне не молиться
     Твои обнимая плечи,
     Что можно касаться не плача
     Души твоей нежного дна.
У ночи есть много обманов.
Она проливает на  стены
Свой свет — голубой и зыбкий —
И заметает следы.
     Но свет золотой звезды,

                            17

(Leave a comment)

01:38 am

[Link]

Разлитый в твоей улыбке,
Мне говорит так спокойно,
Что не обманешь ты.

         *    *    *

Ярче губы выкраси
  Крошку счастья выпроси
Жизнь нас скоро выбросит —
  За борт грязный  труп —
     Синим цветом выкрасит
      Смерть цветочек губ.
       Жадный червь нас точит...
А у ночи, ах, у ночи, ах, у ночи
Твои ноги чье-то сердце топчут,
Чья-то кровь у твоих ног течет,
Соловей в твоем саду поет,
Твои губы злые речи шепчут,
Твои руки обнимают крепче.
  Но приходит в этот черный смерч
  Призрак белый, призрак белый — смерть.
  Проходите, вот вам стул,
        А мне стол.
  Вы вошли, а я уснул,
        Ушел...
  Вы вошли, а  я весну
             нашел
  И плеснулись мои мысли
        За зеленый шелк,
  К тихим тайнам прикоснулись
  И на дно бездонной чаши
        Уплыла душа
  Из холодного стекла
       Лоб и пальцы ваши...
А у ночи, ах, у ночи, ах, у ночи
Кто-то снова крошку счастья просит.
К черту зеркало, как зло оно пророчит
Буйным летом, жарким летом — осень.

                               1962 г.


                                     18

(Leave a comment)

01:37 am

[Link]

        *    *    *

Окна, окна в темноте,
Кто вас прорубил?
Эти красные проруби
На черной реке...

     В распростертые руки -
Ночь чернее чернил.
     В распростертые руки —
     Ночи черные звуки.

Днем у чистого неба
К тайне синих окон
Высоко-высоко
Вьется лестница звука;

     Запрокинутым лицам
     К тайне синих окон
     Так светло и легко
     Прикоснуться ресницам...

        *    *   *

Драгоценные перстни,
На перстах моих сон,
На устах моих сон,
На цветах моих сон.
У высоких колонн
Тает тонкая дымка,
Там стоит невидимка
У высоких колонн.
Утра розовый знак
Там по черному фону.
Как маяк, как маяк моряку,
Протяни свои руки
Взять у ночи корону
И вели человеку
Поклониться цветку.
Драгоценные перстни,
На перстах моих сон.
В этой сказочной Персии
Ждет меня персианка,


                      19

(Leave a comment)

01:37 am

[Link]

Накрывайте же, персы,
Стол на триста персон,
В зеркала наливайте
Голубое сиянье.
Утра розовый знак
Выплывает из мрака,
И мерцает маяк моряку.
Сон у матовых век,
Два танцующих знака.
Сон, вели человеку
Поклониться цветку.

        *    *    *

Натыкаясь на преграды —
В воздухе немало их —
Вы, ломая свои крылья,
Падали на мостовую.

     Натыкаясь на преграды,
     Шли в ночах любить друг-друга,
     И, смеясь, несли глазами
     Голубой огонь печали.

Это все от недомолвок:
Шаг еще  — и ужас бездны
Вам откроется за дверью
В спальню женщины любимой.
Это все от недомолвок:
Виноваты Ваши руки
И глаза — они не могут
Подарить любимой небо...

     Проходя по вашим улицам,
     Натыкаясь на преграды,
     Из  пластмассы и бетона,
     Из  стекла и безразличья,
     Проходя по вашим улицам,
     Я готов дарить цветами
     Всех вас, бедных и богатых,
     Потерявших веру в солнце.


                               20

(Leave a comment)

01:37 am

[Link]

            *    *    *

Мне дойти до тех истоков,
Из которых брызнет синь.
Среди многих одиноких
     Я подчеркнуто один.
         Одиночество не всем нам
         Как наитие дано,
         Пожелайте и найдете
         Мертвый сук в саду весеннем.
Опечаленных не очень
И несчастных не совсем
Я встречал — мне одиночество
В черной явлено красе.
         Мимо шли девичьи руки
         Обнимать, нет, не меня.
         Я не знал, что в человеке
         Столько черного огня.
Кто я, что я, камень что ли
В этих струях огневых? —
Сколько боли и печали
В ваших лицах неживых!
         Одиночество не всем нам
         Как наитие дано.
         Пожелайте и найдете
         Мертвый сук в саду весеннем.

                                1962 г.

           *    *    *

Кто не верит в силу лет,
    Ни во что не верит.
Время — след стопы Христа
    В золотые двери,
Время — крестный ход толпы
    В золотые двери...

                                1967 г.


                                 21

(Leave a comment)

01:36 am

[Link]

               *    *    *

                  Одному из немногих
                  Тонких ценителей стиха
                  С глубоким уважением
                                                  автор

Все хотят одного —
  Лишить тебя знамени.
     Убеждают: не надо,
      Не надо бороться;
      То ли дело в постели,
       В театре, на кухне,
        В гамаке, в ресторане,
         В семейном уюте.
Ты им нужен затем,
  Чтоб умножить число их,
   Заслонить их от Бога,
    Которого чувствуют
     И боятся: в постели,
      В театре, на кухне,
       В гамаке, в ресторане,
        В семейном уюте...
Но когда ты в лицо им
  Бросаешь насмешку
   И уходишь свободный,
    Красивый и сильный,
     Каково им в постели,
      В театре, на кухне
       Знать, что есть еще люди
        Влюбленные в небо?

                               1962 г.
                               Дубровлаг

                                               22

             ГРОТЕСКИ (поэма)

 В черном траурном конверте
 Мне явилась мысль о смерти;
        И явилась
 Жизнь, что в танце окаянном,
 В дальнем ломанно-стеклянном
      Заблудилась.
 Что там было? На вопросы
 Мне ответит стук колесный
      На этапах,
 Дым дешевой папиросы,
 Груды тел и смертоносный,
      Смрадный запах.
      Мне ответит
        В сером свете
         Дух столетья
            На вопросы.
 Мне ответит
          Словом-плетью
 Дух столетья
          На вопросы.
 Что там было? Это первый
 Ребус мой в чеканном плане:
 Мрак тюрьмы; и люди-черви
 В узком каменном стакане: —
     Вызывают на допросы,
     Бьют и целят зубы выбить.
 Вспоминая, воздух зыбить
 Сладко дымом папиросы,
 Тихим дымом папиросы.
     Вот и кончились допросы —
     Суд и сальдо прокурора,
     И уже в тисках забора
     Облик чей-то замаячил,
         Облик черного колосса,
     Облик в будущее косо
     Наклоненного колосса —
     Он меня тогда мальчишку,
     Помню, сильно озадачил.
 Так я начал.
 Начал серые сказанья
            Наказанья;

                                  23

Голубые приключенья
       Заключенья.
Бесноват был, рад был, весел,
       Что-то весил,
        С кем-то бился
И куда-то острый весь я
     Растворился, перелился.
Стал пустым, а полнокровным
Был тогда в дыму барачном.
Диким скрежетом зубовным
Жил беснующийся в мрачном,

Жил и мысли тайно нежил
Мысли все одни и те же:
Как бы ласковым остаться,
Чистым, сильным, светлым, юным,
      Перед идолом чугунным
      В грязь лицом не распластаться

Вам наручники известны?
           Неизвестны.
Карцер - гроб сырой и тесный?
           Очень тесный;
Не хотите пресмыкаться —
           Значит карцер;
Всем, кто любит бесноваться,
           Тесный карцер;
Знает каждый, сердцем честный,
           Карцер тесный;
Расправлялся с жизнью-песней
           Карцер тесный.
А начальник  мощью чресел
           В кожу кресел,
Уверяю вас, не мало
           В жизни весил.
В звоне весел луны плыли...
           Вас любили.
Звали вас иные дали —
           Нас не звали.
Дико это, дико, дико!
В неземном каком-то блеске,
В громовой лавине крика —
           Угловатые гротески.
Вдаль ведомые колонны,
Лай людской и лай собачий,
           И поселок стооконный
           И тоской тысячетонной

                 24

(Leave a comment)

01:35 am

[Link]

Небо в серых струях плача...
Дико это, дико, дико!
Там на вахте мерзнут трупы,
А в столовой в миске супа
    Взглядом жадным ищет круп
Человек большой и черный
Скорбной мыслью омраченный —
         Полутруп.
Кто-то выбросил окурок, —
Сразу трое драться стали;
А четвертый в рой фигурок
Влил ножовый проблеск стали.
Кто-то ноги раскорячил,
 За бараком кто-то раком
  Бабу начал
      И не кончил;
Кто-то, варварски утончен,
Поманил пустой Посудой,
Обманул — назвал паскудой.
Да...  — все это диковато.
  Кто-то там так дураковато
Между нар дробит чечетку? —
Ритмов хлещущую плетку
В жест привносит странно-ломкий,
В окнах тоже странно-тонкий
Месяц, хлынувший в решетки,
Месяц в  четкий стук подметки.
А на нарах, там на нарах —
В явью явленных кошмарах —
Люди в скорби неуемной;
Каждый профиль запрокинут,
Каждый взгляд с высот низринут
     В мир огромный,
     Темный-темный,
     В мир бездонный...
Там и я был той частицей,
Злой отмеченной печатью,
Что стремится причаститься,
Светом ласковым пролиться
   В солнцеликое зачатье;
Был я солнечно-безумен,
   Был сражаем не однажды,
Романтических изюмин
В днях бесцветных жадно жаждал.
Да и как я мог иначе,
Если весь я в этом странном

                                25

(Leave a comment)

01:34 am

[Link]

Сыном солнца был, был зачат
     Светом солнца осиянным?
        О столетье!
         Серой плетью
            Был я битым.
Выл я отдан, о столетье,
        В лапы сытым.
Жил в святом порыве к детям
         Я,
      Столетье!
Где красы моей соцветье,
      О, столетье?
Жизнь проходит, дней все меньше,
        Вянет тело.
Сердце просит ласки, женщин
        Зло и смело...
Помню вышел я на волю —
Танец жил в моей походке —
Как же:  в прошлом — царство боли,
В прошлом — мертвый звон решетки.
Думал: то-то счастье брызнет
И зальет меня лучами.
Ожидалось легкой жизни
Без забот и без печали.
      Золотое ожидалось.
А взглянул... и вдруг осекся,
Взгляд расплавленный остынул,
Как-то мутненько улегся
Пыл, который в спешке вынул.
Вот он, этот профиль серый —
Род неистовой кадрили:
Злой свисток милиционера
Над слоями мертвой пыли;
В сером  мутные фигуры,
Красный флаг над ними реет,
Серых дней клавиатуры
Человек взорвать не смеет.
Да и это  ль человек-то? —
Этот вот с дрожащим веком,
С острым носиком снующим,
        С ртом жующим
           И блюющим?
Человек ли это, маг ли?
Нет, мне кажется. Не так ли?
    В сферу бросился иную,
Водку начал пить без меры,
Но за мной пришел в пивную
                26

(Leave a comment)

01:34 am

[Link]

Злой свисток милиционера.
И опять предельно-жутки
   Стали трезвые кошмары,
Сутки всовывались в сутки,
Словно в пыльные футляры;
Чьи-то красные желудки
    Все о сытости молили,
      И манили незабудки
В сферу с запахом ванили...
Вот тогда-то и вошел я
В мир, где красок не нашел я,
В мир издерганный, мертвящий,
В мир любви ненастоящей.
Да, в том самом сложном мире,
В каждой маленькой квартире
         Жили вещи;
         И зловеще
Жили злые чувства-гири
         В душах женщин.
Я вошел к ним. В синем шелке
      Романтических иллюзий
Был я попросту нелепым.
Я вошел. — Меня не ждали.
У окна в простом овале
      Черным крепом
         Был отмечен
            Черный вечер.
              Тон печали
Был тот тон, которым встречен
   Был я маленькой хозяйкой,
             Тон печали;
        И в броске том
Рук, залитых черным светом,
            Тон печали.
            Сон печали.
Так наверное встречали
Всех, кто встретившим оставил
Часть души. Другою частью
Устремившись к злому счастью:
Ног, уставших в расстояньях,
Глаз, расцветших в переменах,
Чувств, рожденных в излияньях,
  Крови, буйствующей в венах.
Так вошел я, и нашел я
  Только жуткий сон печали

                             27

(Leave a comment)

01:00 am

[Link]

В первой страсти — страсти нервной
  Тон кощунствующе-мерный,
              Тон печали.
И не помню, я ли первый
Понял, понял вдруг до крика,
Резко врезанного в стекла,
Хлестко брошенного в тучи,
Понял, как мы измельчали,
Как краса твоя поблекла,
Как могли бы стать мы лучше.
Понял: стал мне род распятий —
Этот страшный зов кроватей,
              Зев измятый,
Взгляд твой мягкий, виноватый,
   Опрокинутый, распятый,
              Смятый.
Понял в этом нервном вопле:
Страсть не пошленький галоп ли
              Кобылицы!..
Что летит через ресницы
       В запрокинутые лица
           Жадно впиться;
Отразиться жадно хочет
            В теле ночи,
Зло хохочет
         В теле ночи
Хочет,
     Хочет,
           Хочет,
                 Хочет
         Ночи...
Я ушел, но ты осталась,
         Ты осталась;
Ты осталась как усталость,
         Жалость;
Как укор в шальную шалость,
         Ты осталась;
Губ твоих родная алость
         Мне  осталась;
Жизнь моя давно промчалась —
         Ты — осталась;
Ты рукам чужим и мыслям
         Не досталась.
Подведем теперь итоги:
    Вот иду я в черной тоге,


                28

(Leave a comment)

01:00 am

[Link]

          Восклицая;
          Отрицая
  Мир, приемлемый для многих;
  В песнях сумрачных и строгих
          Прорицая.
  Как я страстно ненавижу.
  И люблю — люблю без меры.
  И конец твой близкий вижу,
  Злой свисток милиционера!
  Дали вижу те, что чище...
  Сердце бьется чаще, чаще!
  Мир всем людям духом нищим,
  Землю скорбью тяготящим;
  Мир всем мучимым в застенках,
           Мир вам!
  Так из дней чадящих вырван,
  Я опять к тебе вернулся
  В ту стихию, где не скажешь
  Людям буйным: "братцы, мир вам!"
  А войдешь и тихо ляжешь
   На пустующие нары
  Пищей в жаркие кошмары.
   — Ах, и ты, привет, начальник!
  Ты ничуть не изменился,
  Все в такой же мерзкой форме —
  Мерзких сил родоначальник —
  Так же шамкаешь о норме,
   О работе о лопате...
  Принимай этап, начальник,
  В зону, в мертвые объятья!
  Принимай больных и старых...
  Наши лица в формулярах
  Пролистай — отдай в спецчасть их!
  Там их пальчики приколят
  К голубому стержню боли,
  Кем-то скрытому в ненастьях,
          В злой неволе,
          В злых несчастьях...
  Принимай этап, начальник! —
  И опять ко мне склониться
          Ищут лица,
          Вдохновиться
     У чифира в дымных квартах,
  В пальцах, роющихся в картах,
          Воплотиться...
   — Здравствуй, зона! Бесноватей

                         29

(Leave a comment)

01:00 am

[Link]

Песня в узеньком квадрате
Стен твоих, твоих запреток —
Ты душе глоток озона...
        Здравствуй, зона!
Здравствуй, здравствуй!.. —
Надзиратель, черт мордастый,
Ты все тот же, все похожий
На сосуд совсем порожний,
Ты все тот же, с мордой красной,
     Что же, здравствуй!
Да целуйся осторожней —
     Ты клыкастый...
И опять я,  и опять я
В ваши грубые объятья
     Как в проклятье.
Крик упорный, подзаборный —
Черный номер — номер черный
     Вам на платье.
И опять под рев симфоний
     На ладони
Принимаю судьбы ваши,
Понимаю,
И дыханьем пальцы ваши
       Согреваю...
Тише, вкрадчивей рыданья —
       Скоро зори,
Скоро зори щедро хлынут
      В ваше горе,
И растает ваше горе,
      Да, растает!  —
Что до неба вырастает
      Да, растает!
Скоро зори щедро хлынут,
      Зори!
            Зори!

                       1959 г., август, Леплей,
                       Дубровлаг, Мордовия

                                 30

(Leave a comment)

12:59 am

[Link]

ГЕННАДИЙ ЧЕРЕПОВ

                 Примерно  1930 г. рождения. Сын
                 крупного  советского  генерала.  В
                 первый раз был арестован за учас-
                 тие  в  юношеской антисоветской
                 организации примерно  в 1948 году
                 и  приговорен  к  25  годам  лаге-
                 рей. Отсидел  примерно  14 лет и
                 был освобожден досрочно  в 1962
                 году. Дата второго ареста и полу-
                 ченный по  приговору  срок  неиз-
                 вестны.  В  лагерь впервые  попал
                 в возрасте 18 лет и активно участ-
                 вовал  в группах русского  нацио-
                 налистического  толка.  Впоследст-
                 вии увлекся философией и эзоте-
                 ризмом.  Стихи  начал писать  в
                 Озерлаге  в период 1953—1955  гг.
                 и  вскоре стал известен среди лю-
                 бителей поэзии в лагерях.

                *    *    *

      Стихи — отсветы геенны огненной.
      Отойди: здесь праведность могил...
      Мне был голос:  "Бога не гневи!"
      Но я гневил...

      Просишь: пить... Стекают капли звонкие
      С жал-стихов, что прячет муза-Змей...
      Друг, уйди... Но если обречен, как я:
      Пей!

                                    Озерлаг.
                                    Тайшет. 1959 г.

                                            31

(Leave a comment)

12:59 am

[Link]

               ДРУЗЬЯМ                  
                                "Сколько вас проклятых
                                  Названных грешными?"


  Но где я их встречал? Скажи, сестра иль брат,
  В каком созвездии? В какой иной эпохе?
  Я помню явственно: вот так же шли в закат
  Слепцы, паяцы, скоморохи...

  Спал, грезя, океан. В него втекала кровь.
  Как муха, по краям вечерней раны неба
  Ползла толпа людей, запродавших любовь,
  Без веры, без пути... Ты был там или не был?

  Позднее Брейгеля чудовищная кисть
  Весь ужас этих групп и лиц запечатлела.
  Они шли в Ночь. Потом... в провал оборвались.
  И грезил океан. И кровь следов алела.

  Мрак рану зализал, закрыл глазницы дня.
  Я вышел в холод звезд, склонился над провалом,
  И стоны душ ловил, и слушал шум огня
  В аккордах звездного хорала.              

  Безумцы! На Земле им был ненужен Бог...
  Что Бог, с его простой наукой о смиреньи?
  Когда в сердцах витал звенящий зов тревог,
  Кровь леденил наркоз таинственных учений.

  Я заглянул в провал. Сверкнул огнями ад.
  Давно, давно в песках раздались эти вздохи.
  Я помню явственно: вот так же шли в закат
  Слепцы, паяцы, скоморохи...
        

                         10 октября 1962г
                               Озерлаг

                                            32

(Leave a comment)

12:58 am

[Link]

           *    *    *

Вот снова третья ночь без сна,
И третий год без вдохновенья...
Бог! Где же дно? В зрачках видна
Вся жуть, вся чернота паденья.

Кто мучился еще как я?
Живешь без слов, без снов, без будней.
Послушай ты хоть скрип колья
Меня пронзающих полудней!

И есть желание одно:
Сойти с ума, лишиться знанья;
Иль знать, что есть, есть все же дно
У безысходного страданья.


                              1962 г.
                              Озерлаг
           *   *    *

Жизнь огненная и тоскливая
Гнетет человека под звездами яркими.
Мы глуби любили, мы были счастливыми,
Но нимбы печали сияли над арками.

Смотрели в колодец  мы тайны серебряной
И лица безжизненней пепла заметили,
В глазах опрокинулась бездна ли, небо ли;
Мы знали, что встретят нас взоры. Но эти ли?

И ждали Орфея, укрывшись пещерами,
Лиловый Сатурн волхвовал вакханалии;
А кто-то ногами босыми и серыми
Всходил на Голгофу... А мы его знали ли?

Прозрачны кристаллы Безвременья Синего,
Пустынные залы, как образы гулкие,
Бездонные мысли... Все проще чем линия...
Слепцы... Разойдемся же вновь переулками.

                                20.8.1959 г.
                                Озерлаг

                                               33

(Leave a comment)

12:58 am

[Link]

     *    *    *

  Кладбище мудрости.
  Горят идей кресты.
  Ты мудрый,
  Ты расправь души
  Седые крылья.
  Вниз закричать:
  Земля!
  С высоких мачт мечты
  Сверкают искрами
  Слова
  И слезы сильных.




           *   *    *


  Пить тонкий аромат неуловимостей,
  Смотреть в глубины светлые мгновенностей,
     Слов купину, с ее неопалимостью,
  Искать средь запустения и тленности.

  О, мне уж не ходить тропами верности!
  Мне горе не смягчат бальзамы милости.
  Нет, мне не выдержать лет тяжкой мерности,
  Мне иго дней моих не хватит сил нести.

  ...А ведь любовь моя вся в алой ясности!
  И образ твой горит в неугасимости.
  Я молча посмотрю в зрачки опасности,
  Лишь выше поднимая щит терпимости.

  Но слишком ярок был свет неизбежности!
  О, белизна зимы, пожар лазурности!
  Один бреду в пурге искристой нежности,
  Один с бессмертием, чтоб мрамор урн нести.


                               1961  г. Озерлаг


                                             34

(Leave a comment)

12:57 am

[Link]

           *    *    *

Мне Смерти глубина открыта временами...
Я вижу всадницу: сгиб яростной руки
И... дряхлые сердца звенят под стременами,
И в бездну, в мыле все, несутся рысаки.

И рвутся вдаль. И высекают искры:
За мыслью мысль. Трубит на всем скаку
На огненной заре тень черная горниста
С тревогой губ, прижатых к мундштуку.

И бездны ближе зов. И только шаг короче
Да четче стук копыт, да резче ветра свист.
С рыданием упасть в зыбь этой звездной ночи,
Мгновенно все поняв, что протрубил горнист.

...А взгляд цепляется еще за косогоры,
За черепицу крыш, за красные кресты.
Хоть смерть расперла грудь, неотвратимы взоры
Молчащей  и всегда сосущей пустоты.

Здесь все уж решено. Но позднее сомненье
На душу хитрую наложит свой запрет.
И ты, как Моисей, узрев  освобожденье,
Поймешь,  что для тебя освобожденья нет.

              *    *    *

Но все же иногда молебен звездный слушай,
Чтоб боль  с висков стряхнуть...
В ногах покой могил, не ждут полета души,
В тяжелых взглядах ртуть.

Румянец лиц иных... Ослепни к их веселью,
Не унижайся, друг!
Скрепим вопрос "Зачем?" гигантской каруселью,
Все замыкая в круг.

Малиновым звезда сияет окаянно, —
Стеклянен гневный зрак.
Ослепший  и немой, несет созвездий раны
Из суток в сутки мрак.


                                       35

(Leave a comment)

12:57 am

[Link]

          ВВЕДЕНИЕ К АПОКАЛИПСИСУ

Я схимник.
Семь громов пророка Иоанна испепелили мир души;
Устои закопченной кельи — горели.
А искры огненосных слов, освободившимися силами Урана,
Светились в тайнах Откровенья.
И Божий Дух, как легковесный гелий
Летел и наполнял стихов протурберанцы.


                                   Январь, 1956 г.
                                   Карцер лагпункта
                                    № 04, Озерлаг



                        МРАК        
             
         Нет, Богу моему не нужно поклоненье, —     
         Зачем оно Отцу?
         О, пытка псалмами! Возносятся куренья      
         К сожженному лицу.

         Идут  закатами великие скитальцы,          
         Платя земную дань...                       
         Соединятся в персть расплющенные пальцы,   
         В гвоздях, сожмется длань.                 

         В глазах Истории горящие распятья,         
         Немея, узнаю.
         Кому из нас дано сказать им внятно: "Братья"?
         Кому? В каком краю?                     
                                             

                                               36

(Leave a comment)

12:57 am

[Link]

  Други! Умираю, агонирую, -
  Это так.
  Передам привет прощальный миру я,
  Кану в мрак.

  Мысль течет. Скрипит перо послушное,
  Страшное перо.
  Манит, блещет бездна равнодушная
  Звездным серебром.

  Жертвы ищет. Бог иль Дьявол рад
  Гибнущей душе.
      Наштампуют  снова оттиски монад
  Огненным клише.

  Кто Ты есть, из всех религий смешанный?
   — Лакирован скальп...
  Ветр пространств колеблет сонм повешенных
    На спиралях кальп.

  Им слагаю траурные песни я
  В гробовой тиши.
  Други! Все смертельней и отвеснее
  Путь моей души!..

                          Озерлаг, 1962 г.


               *    *     *


  Гарцует подо мной Гордыни черный конь
  И безысходен путь;
                   Холмы исчезновения несут
                   К разверзшейся пучине...
  Встал на дыбы
  Гордыни черный конь над бездной тьмы...
  Нависли конь и я...
  Грома глаголили: "Остановись, Еретик!"

  ...В огонь меня! В огонь!
  И прах на ветер!..


                                             37

(Leave a comment)

12:56 am

[Link]

            ГИМН УТРУ                  



Неизведанное, неизученное!
Как ты дорого мне!
Сокровенной жизни излучины
Постоянно в огне!                        
В глубине огня                           
        Чистота незапятнанная            
                Пустота необъятная
В глубине огня...
И пока пел гимны неустанно я,            
Утро вспыхнуло, туманом осиянное,
Землю зорями пурпуря, леденя.

Светло и больно горел зрак Солнца
В море лазури.                           
И Жизнь звучала в просторах сердца         
Пирамидально и колокольно.              

Звучало Небо забытой негой,
И снег дремал в перламутрах мерцанья...     
В глубинах ясных, в льду созерцанья,
В пределах белых, —
                                 неумолимо, —
                                                      рождалось Утро.
И разобщенно и одиноко
Из мрака вещи являлись зримо;            
В глубокий траур сокрылись звезды,        
Косоугольней ложились тени.              

А Утро в окна светилось ало               
И колебалось все грациозней               
На грани сна и пробужденья.               
                                         

                          1957 г. Озерлаг   



                                  38

(Leave a comment)

12:55 am

[Link]

Ищу. Вот мудрый океан,
Дрожит зеркальность глаз,
Без карты в грохот и туман
Направил я баркас.
Горой идет девятый вал,
И рвутся кливера.
Щемящий взлет. Потом обвал
И новая гора.
Две бездны носят образ твой:
Во мне и вне меня,
Ты — дух...
Простерлась древней тьмой
Над куполом огня.



Она — древний Деймон —
Рукой певучей
Движет рой  монад
На нитях случаев.

...Века, как всполохи фохат,
освещают имя твое...
Не быть — значит — быть вдвоем
         с л а д ч а й ш а я !
Стиха агат редчайший я
Вколю в волосы русые твои,
        с е м и ц в е т н а я .
Ты — мой Иерусалим.


                    1960 г. Озерлаг



Сердце вызвездило мыслями о тебе.
Тобой светится звук,
Поешь,
Пульсируешь в судьбе
Возмездием разлук.
...Весной отзвенишь капелью мук,
О сердце разобьешь серебряную тишь,
Ты древней статуей
Прекрасная стоишь.

                                             39

(Leave a comment)

12:55 am

[Link]

             *    *    *

Я годами коплю слова,
Среди них есть слово "любимая",
В нем зерно, в зерне синева,
То душа твоя неделимая.

Даже в эту ночь вижу в свете глаз
Неземной души очертания,
Вот и нет ее — то зрачок погас!
Ты Изольда ли? И Тристан ли я?

Вот опять в мозгу загорелся свет,
Чтоб смотрел я в слово "любимая".
Вижу: ждут меня там, за гранью лет
Души синие, ты, незримая!



            *    *     *


Мрак спит.
Мы в комнате вдвоем...
Тела прозрачны и легки,
И нежности зеленый малахит
Весь в голубых прожилках ласк.
И шелесты шелков и неподвижность глаз,
Все где-то вдалеке...
...А мы, как в полусне,
Летим в бездонность грез
На гребне тишины
Чувств нарастающей волны,
Мерцают искорки светящихся волос
И оголенность матовых колен,
На фоне тюля белых покрывал,
Застывших в кружевах мгновений,
Все легкостью безвольных теней
Заволокло...
И комната скрывается в безбрежьи,
И утра светится янтарно-мягкий свет
Сквозь нежности зеленое стекло.



                           40

(Leave a comment)

12:54 am

[Link]

          *    *    *


 Не вспоминая ни о ком,
 Идешь, чтобы идти,
 В ступнях могильным тупиком
 Звенит гранит пути.
 По сторонам поют кресты
 И звезд лучи поют
 Прекрасна Ночь... Но слышишь ты
 В ней реквием минут?
 То Стикс поет. И на волне
 Держусь пока могу,
 Мечта скользит по целине,
 Ломаясь на бегу.
 В пустом зрачке плывет одна
 Гигантская звезда,
 В глубь сердца бросила она
 Стальные невода.
 В ячейках чешуйчатьгх грез
 Трепещут косяки.
 В мозгу больном разлит наркоз
 Этиловой тоски.
 Мозг онемел, мозг воспален,
 В нем — синяя зоря,
 И входит девушка сквозь сон
 Молчаньем серебра.
 Вошла, присутствует во мне,
 Предчувствием томя,
 Сквозит, курится в тишине,
 Как тонкий запах мят.
 Она, как чистый дух, парит
 Во мне ли, вне меня ль,
 И вновь оранжевым горит
 Несбыточная даль.


                             41

(Leave a comment)

12:53 am

[Link]

                                 *    *    *                 

 Звенят ли тонкие, хрустальные подвески
 Северного сияния, печаль ли то звенит моя,
 или ландыши грез дрожат белыми бубенчиками...

   Любимая! Мелодии имени твоего кладут линии
 светлые и строгие на ладонь мою, и нет в них слов
 иных, и цвета иного нет, лишь цвет души твоей,
 лишь ландышей цвет белый, что собирала ладонь
 моя, украшая имя твое...                       

 ...В алых безднах заката сожжены были мы и
 произнесла ты слово, болью внутри освещенное:
        "ЛЮБЛЮ..."
 а потом ушла. И растаяла ли, умерла ли —
 Бог знает...                                   |

   ...Но зазвенело имя твое! Ландышами грез,    
 далями освещенной луной вечности, незабвенностью
 зазвенело оно.

                                  1961 г. Озерлаг

                                          
                                             
                *    *    *                  


Ты бросила упрек в Чистоту моей Любви.
И долго круги мук в  прозрачности души не        
                             затухали...       
... По мели памяти катились волны лет.            
И омываемый золотистой влагой воспоминаний,
в перламутровой раковине прошлого, упрек
стал ЖЕМЧУЖИНОЙ. И ровно светит ныне она.
И свет ее тих.

   Ничто уж больше не возмущает
Чистоту Любви моей. Вечно  и монотонно катятся
по мели памяти синие волны лет.
   И ЖЕМЧУЖИНА УПРЕКА светит.


                                            42                       

(Leave a comment)

12:52 am

[Link]

                  *    *    *

  О, это УТРО, начавшееся с дум о тебе.
  Священны истоки твои! Неси меня вместе с миром
  по выложенной золотом дельте Полдня к той,
  для которой распускаются кувшинки молитв моих.
  И сорву их и подам тебе.

  И засветятся две звезды в голубой пучине радости.

     Я целую абрис пальца твоего и безнадежность
  моя истаивает в огне любви твоей, потому что:

     "ЛЮБОВЬ ОГОНЬ,
                     и
                      КРОВЬ ОГОНЬ,
                     и
                      ЖИЗНЬ ОГОНЬ"...

                  *   *    *

  Забывал тебя...
  Но теплый, весенний ветер грустно и моно-
  тонно нес звуки голоса твоего, не умолкая...
     И солнце золотило землю, и древней лют-
  ней звенела капель, и пели подснежники бе-
  лые гимн возрождения.
     Лазурь  небесная! Облаками твоими несешь
  ты влагу прозрачную, слезы радости несешь ты
  Земле стареющей и мне, сыну блудному, глаза
  земли родничные забывшему, для глаз сестры
  своей, нежности светом зеленым отвечающих на
  мерцание звезд в ночь грешную, безумную...
     Но прошла ночь...
     И ветер, теплый и грустный, нес звуки
  голоса сестры моей земной, не умолкая...

                                              43

                            *    *    *

                 "Поэты умирают без любви,
                  Любимые, живите постоянно!''
                                    Евсеева

 Искал в стихах, на улицах московских,
 В веках искал ее, тоской объятый я,
 Ту, о которой крикнул Маяковский:         
 "Проклятая!"                             
 Поэты! Кто вы есть? Кому вы приглянулись9
 Он ждал... И день пришел Любви неодолимой...
    Родиться, чтоб мечтать о поцелуе пули:
 Смерть. Она приходит в образе любимой.

 Стих конвульсирует. О, сбои в ритме петель!
 Повешенное тело - псалм агонии,            
 В поэзии молельни вдруг заметил
 Певцов-самоубийц иконы я.

 Кто победит ее в великой ревности.
 Столп ужаса в мозгу: повешенный Есенин
 Стоит в глазах Дункан. Экстаз то или муки?
 Смерть — это девушка. Смуглы ее  колени.

 Кто победит ее в великой ревности?
 Татьяна ль? Нервная наивная девчонка,
 Проклятья Пушкина тебе не вынести..
 И шла дуэль. И греза пела тонко.

                                               44

(Leave a comment)

12:49 am

[Link]

            *    *    *

                 Посвящено поэтессе Евсеевой

Поэтам путь один. Зачем желать им жить?
Что значит умереть? Найти с любимой встречу.

И светятся Кресты и сказочную жуть
О Богоматери рассказывает вечер.

Дряхлеет стих. В размерах перебои,
На наковальне войн мир жаждет перековки.
Усталые, давай пройдем с тобой
Вдвоем по улицам московским.

Зачем судить? В холодной нежности
Благословим удел Есенина...
Давай в сердцах их прах надежд нести!
О, благодатная! Свети, Евсеева.

               *     *     *

                    "Вот чистота. Вот верность.
                    Вот Татьяна".
                                    Евсеева

Татьяна.
Имя русское, русское...
Взгляд задумчивый, волосы русые,
Несказанные, цвета осеннего,
То ли грустные, то ли веселые,
Чуть прохладные, чуть прозрачные.
Но кому, кому вы назначены?
Шелестящие.
Татьяна.
Имя тонкое-тонкое...
Одинокая, не с девчонками,

                                               45

  Только с зорями да с закатами
  Да в ночи с мечтой об единственном,
  Неотгаданном и невстреченном.
  ...А луга томят, дышат мятами.
  И весной капель... Звоны вечные,
  Неумолчные.

  Татьяна.
  Имя нежное-нежное...
  Любовь первая и безбрежная,
  Неспокойная и бездонная,
  Невозвратная, осиянная
  Музой Пушкина.
  Взору видится обреченному
  Только глушь без дна
  Промелькнувшего.

  Татьяна.
  Имя грустное-грустное.
  Взгляд задумчивый, волосы русые...


  Она выходит на погост
  В иной, нездешний час.
  Я вижу судьбы, тайны звезд
  В бездонном Дао глаз.
  Я посетил твой шар, Земля,
  Летя на этот взгляд;
  Придет ко мне, вздохнут поля
  Молитвою в закат.
  Она уйдет, как и пришла,
  Внезапно и  легко.
  Пришла, на гибель обрекла
  Рубиновой  рукой.
  И нет меня. Безмерность вод,
  Печали не тая,
  Мой труп к ногам ее несет
  Волной небытия.

                       46

       ИЗ ЦИКЛА "ОБРАЗЫ ДЕВУШКИ"

          *    *    *

 Во мне ли, за пределами ль,
 Вся в белом,
 Неземная вся,
 Вся в золотом огне,
 Не затухая светится...
 ... И легче боль,
 Стихаю я тогда.
 Ищу ее. Встает гряда
 Кремнистых гор,
 Ломая путь...
 Но кротости твоей укор
 Стучится в грудь,
 И я иду, чтобы идти,
 Минуя гор гряду.
 ... Звенит гранит пути.

           *    *    *

 Зев поднебесный ал,
 Оскал рассвета сверкал
   Клыками гор.
             ... Средь скал былого,
               Из глыбы мрака
               Любимой образ я высекал.
 В трауре, стройная,
 Нездешне-благодатная,
 В печали синей ауры,
 Инокиня, молящаяся в пустыне сердца моего,
 Вездесущием молитв твоих исцеляюсь,
                  Кроткая и неугасимая...
 ...В печали синей ауры моя любимая.             

                                  47

(Leave a comment)

12:47 am

[Link]

           *    *    *

Осязаю тебя.
На звезды смотрю ли,
Сомкнул ли глаза я,
В зрачках моих чистых
Стоишь голубая.
Бездонную тишь
Ты во мне созерцаешь,
То блекнешь на время, то снова мерцаешь,
Меня увлекая в мир бледно-лиловый,
Где золотом блещут в мрак грез фонари,
И зыбкость забвенья объемлет зловеще...
Но вскоре прозрачней становятся вещи
И ночь умирает.
Светает.
Подходит мгновенно
Бездонная тишь...

...Ты все во мне видишь,
В зрачках неизменно
Стоишь.

            *    *    *

Ты сладостная, как засыпание в холоде,
Ты нежная, как пурга,
Седины твои так молоды,
Так юны зимы снега.

Поправлю локон несмело я,
Ты спи. Я все сберегу,
Дитя... Только косы белые,
Весна... Только лес в снегу.

Святая. Лицо из мрамора,
Сон — ясный бег облаков,
Глаза зеленеют травами,
Ты — из Весны Веков.

                                     48

       ИЗ ЦИКЛА "ОДИНОЧЕСТВО"

                      Следующие  два  стихотворения по-
                      свящаются  Ирине  Сенык, героине
                      украинской  борьбы за  независи-
                      мость,  которая  отсидела в  лаге-
                      рях СССР 10 лет с  1947 по 1957 гг.
                      и вновь арестована и осуждена на
                      6 лет  лагерей  и  5 лет ссылки.

                    *       *       *

 Отцветаешь — а губы детские,
 Настрадалась — а все счастливая,
 Строфы нежные и не дерзкие
 Для тебя растут, молчаливая.

 Жизнь проходит — а руки жаркие,
 Бог все дальше — а зори  ясные,
 Ты пришла в этот мир весталкою
 Иль пригрезилась мне, прекрасная?

 В сердце годы — а раскаленное,
 Память в бурях — а не разрушена.
 Боже! нежную, опаленную
   Отдаю тебе ее душу я.

                                              49

(Leave a comment)

April 10th, 2007
11:22 pm

[Link]

            *     *     *

Первый снег, как первые седины
                 на висках любимой.
К счастью ль, к горю ль? Знает Бог единый,
                 Вечный, Неделимый

Я целую нежно эти пряди,
                 пряди светлой боли.
Зов за зовом. Вечен в снегопаде
                 голос колоколен.

Голос дней. К закату кудри-строфы
                 убелит страданье.
Отшлифую в образе Голгофы
                 мраморную грань я.

На Голгофе отточить крупицу
                только и дано мне.
Мрамор истин требует спуститься
                в снов каменоломни.

Чисты, чисты сердца вещи
                в откровеньи белом.
Душа с Богом, сон минутный вещий,
                думы за пределами.

          *    *    *

Бесконечности... И снова:
                бесконечности.
            Где ты?
Горят кресты
Над могилами любящих,
Нет их самих.
Не ищи.
Вещи меняют цвет
Под Юпитером лет,
Там, в голубых мирах Вечности...


...но я, цепенея от пустоты,
Без сна радирую в Бесконечность:
Где ты?

                                      50

(Leave a comment)

11:22 pm

[Link]

                  *    *    *


 Были сны сокровенные,
 Была тайна великая,
 Молчаливая девушка,
 Голубая коса...
 Но ушла бледноликая,
 Но прошла незабвенная,
 И лишь месяц рубиновый плыл тревожно-мерцающий
 И дрожал невозможностью у нее в волосах...

 Часы остановились ровно в полночь.
 И безнадежной пустотой дохнула тьма,
 И стало холодно.
 А за окном зима бросала хлопьями в дома
 И билась в стекла.
 И, как любимая, стучалась в стекла
 Метель.

 Следы занесены.
 А кольца сужались, сжимались у диска луны;
 И падали снизки мятежной метели
 На холод постели...
 То, внемля тоске, по жизни виску
 Непокорные локоны бились
 Какой-то зловещей, больной тишины.


                                  1956 г.





                                               51

(Leave a comment)

11:20 pm

[Link]

                  ночь

                  I

Окончен день.
Цветет сирень.
В молчаньи замер сад.
Тень пьет тончайший аромат
Цветов и изумрудных трав,
Природой взрощенных в оранжереях лета,
Объемля небесвод, не тронутый рассветом,
И где-то далеко,
Игриво и легко
Пролив каскады рос прикосновеньем к нивам,
Животворя покос
Бальзамом влаг своих,
Скользит неторопливо
Ночь, полная причудливых преданий
И грустных и, как даль, родных напоминаний.
Печально-кроткая
Благоуханная космическая дочь
Идет из мирозданья в мирозданье,
Завесив мраками прекрасные черты
С горящим нимбом черной красоты,
И нет конца ее очарованьям...

                  II

Дрожали прохлады
Матово-синими
Фосфористо-зелеными
Кошачьими глазами ночи.
Фонарям, видимо, хотелось очень,
Мерцая иступленно,
Надсмеяться над этими влюбленными,
До бледной страсти измученными парами,
И они голосами мерцающе-старыми
Посылали тени,
Содрогались прохладами,
И свет их туманно-сиреневый,
         
                                   52

Вливаясь в страстей водопады
И низвергаясь поцелуями,
Уносил. Уводил Время куда-то прочь,
И в сердце вливаясь холодными, прозрачными
                            струями,
С искрами в волосах, пахнущих весенними духами,
Шла рядом Она, непостижимая
                         ДЕВУШКА-НОЧЬ.

                     III

   Откуда? Кто послал ее сюда в земное лоно?
   Вода уснувшая в заброшенных прудах,
   И черные тюльпаны у колонны,
   Чья тень, упав, лежит за гранью небосклона,
   В мозг рушат башни слов безумного вопроса:
   Какими сочетаньями хаоса?
   Какого гения предначертаньем?
   Великое и мрачное творенье
   чьих мыслей и чьих рук?
   Что это?
   Аромат безгрешный туберозы?
   Или исчезнувший когда-то материк?
   Давно ль забытый звук иных вероучений?
   Ночь, мы с тобой вдвоем, Любовь и наши тени
   Лишь атомы внутри молекул бытия,
   А этот сад, мерцанье и края,
   Края предчувствий и сирени,
   В которых Вечность с Мигом слиты,
   Не  есть ли это те звучащие орбиты
   Ритмичного дыханья счастья,
   Волна которого едва колеблет слух...
   И тишина
   Во  мгле на трепет двух
   Взирая робко и стыдливо,
   Испуганно и молчаливо,
   Не  есть ли это дух
   Взносящей к небу плоти?
   А мы — сиянье дня
   В каком-то странном гроте,
   Проникшее сквозь мрак зеленых вод,
   Где блещет Зодиак
   Сквозь горний небосвод.
            
                                            53

(Leave a comment)

11:18 pm

[Link]

                 IV

Шаги приглушенные, шорохи, шумы в листьях,
Тень силуэта в лунной агонии,
Звезды затихшие, неприглашенные,
Дразнящие музыкальным светом
И, как девушки на балу,
Сияющие в кистях Млечного Пути,
Все утопало в Гармонии,
Выдыхая миги блаженства...
И пустота времен,
Пульсируя часами,
Сливала в поцелуй
Ночь с утренним лучом!
И в тишине
Миры, орбитами звеня,
Бросая перлы откровенья
И в блеске фонарей прозрачные мгновенья,
Все мраками ночными заклинало:
                   любить!
И гимны звездного хорала
Несли кораллы зорь и утра перламутры...

...А ночь, как яхта, легкая и лунная,
Неслась медлительно в безбрежьи тишины,
И тень ее дрожащая и юная
Вдыхала сумраки и выдыхала сны.

             *     *     *

Жуткие и холодные глубины ритмов —
Вы, как межзвездные провалы, отверсты мне,
и я падаю в вас, и смотрю с высоты падения
моего, и зрачки мои ширит страх.
       Вот все зажглось и потухло.
       Голубой шар Земли — погас.
       Кругом пустота. Я один.
       Один в тысячелетьях.
       Вне меня ничего нет.
       Но вот, в бездне сознания моего
       перегорела раскаленная нить Мысли.
Нет и меня.
        НЕТ!

                                    54

         *    *    *

И Бог молчит
И силы нет
Нарушить тишину...
   ...Осязаю чью-то душу
    Преданную сну.
В синей глубине пуруши,
В недвижении пралайи
Чье-то имя, чью-то душу
    Молча осязаю...
Мир во мне,
Но ясно чую над собой глаза я,
Лучезарности безгласной.
Мозг, медузой, в мире взвешен.
   ...С мыслью мысль над бездной скрылись.
Я на балке, средь созвездий, в Бесконечности,
                            подвешен.

                                               55

(Leave a comment)

11:16 pm

[Link]

     КРАСНЫЙ (ИЗ ЦИКЛА "СПЕКТР")

Верю тебе — цвет суеверный, пророческий,
Отблеск кровавой зари.
Слышу, как плачут тоской в одиночестве
Красным огнем фонари...

Все те же лица, все те же орбиты,
Все так же сердце вращают миги;
И давят мысли, из боли слитые,
Страшные, красные...

Как наковальня чугунные виски...
Блестящие, чеканные секунды
Куют в моем мозгу любви угасший день
Из блеска синих глаз.

И в раскаленную, расплавленную тень
Вправляют, как в кольцо алмаз,
Металл тоски...

                            1956 г. Озерлаг
                            ст. Чуна

        ВИКТОРИЯ

Сумей надежду всей борьбы
Ты испытать на гроше медном.
Звеня, блеснет казна Судьбы
И упадет орлом заветным.

Пусть счастья нимб над головой
Ласкает вас безумья пеной.
Летит отваги грошевой
Звон над копеечной Вселенной.

                              56

Весь чад, всю горечь бытия
Испей, прочувствуй и изведай.
Потом — ужалит Смерть-змея
Из розы, прозванной Победой...

             *    *    *

Окно.
За ним — бездонный мрак.
Пристынешь лбом к льденящей бездне,
Ком памяти зажмешь в кулак
И сердце в накипи болезней.
             И упадешь...

В покой свистящий,
Как был: в белье, от боли бел,
Весь вне себя, весь будто спящий
Или идущий на расстрел.
             И упадешь...

И кто-то схватит
За горло, чтобы не кричал,
Земля уйдет — пятно средь пятен —
В твою смертельную печаль.
             И упадешь...

И где-то близко у предела
Ты тихо разожмешь кулак
И память с сердцем, каплей белой
Падут навечно... В тайну. В мрак.

                                 57

            *    *    *

                         А. Шифрину, в день
                         его освобождения.

Свобода действия. Иной свободы нет.
Как жаждущим вода, покой усталым снится:
Глаза слепы от слез, пусты пороховницы,
Кисть ослабевшая не держит пистолет.

Рабы сомнения, по бездорожью лет          
Они бредут в себя, когда вокруг зарницы;    
Не им среди племен дано остановиться,
Послав, как голубя, из рук открытых свет.

Прочтя пророчества, пройдя сквозь все потери,
В тюремных камерах духовно возмужав
И ощутив в себе пульс мировых артерий,

Мы вышли к этих дней великим рубежам.
Еще рывок — и в бой! Чтоб дописали перья
Последние стихи к последним мятежам.

                                  1963 г.

                                                58

(Leave a comment)

11:15 pm

[Link]

 ЮРИЙ МУЛИН



                   Примерно  1933 г. рождения. Инже-
                   нер по образованию. Был осужден
                   в 1954 г. примерно на 5 лет по делу
                   группы  студентов Томского уни-
                   верситета, обвиненных в антисовет-
                   ской агитации.


                     *    *    *


           Три шага вперед и три назад,
           По сырым углам крадутся тени,
           За спиной угрюмые глаза
           Из вчерашних жутких сновидений.
    Три шага назад и три вперед,
    Сквозь окно вползает сумрак  мрака,
    На стене смеющийся урод
    Примеряет шапку Мономаха.
           Серый карлик с сизой бородой
    Синими руками колет сахар
    И, склонясь над ледяной водой,
    Растворяет в ней кристаллы страха.

    Раскрывая шамкающий рот
    И водя смычком по хриплой скрипке,
    Он скрипучим голосом поет
    Песню о задушенной улыбке.
           Далеко в заснеженных горах,
           Где царит холодный, синий ветер,
           В черном гроте притаился страх — смерти.
    Не один промчался светлый век,
    Страх не мог перешагнуть порога,
    Потому что верил человек - в Бога.
           И на человеческих устах
           Светлая улыбка умиленья.
           Не давало ему верить  в страх — тленье.




                                              59

(Leave a comment)

11:15 pm

[Link]

      Но однажды из лесной глуши,
Из трясины зыбкой,
Выполз красный червь
И задушил
           — улыбку.
       И по волнам ледяной реки           
       Приплыла, покрывшись кровью, плаха,
       Принеся холодные клыки
                              — страха.
Три шага назад и три вперед.
Карлик мне поет о царстве страха.
На стене смеющийся урод
Примеряет шапку Мономаха.
       Три шага вперед и три назад
       Вот моя последняя дорога,
       На которой я, закрыв глаза,
       Светлую ищу улыбку Бога.


             *    *   *


Там сегодня печаль передали в квадратном
                                конверте.
Буквы вкривь, буквы вкось...               
Покачнулся тревогою стул...                
Может быть, это всхлипнул за окнами ветер,   
И слезинку на стол через форточку дождик
                                 плеснул?
Пусть стоят по углам неподвижно прошедшего
                                      тени
Полусонные губы виденья целуют в бреду,
Не умею я жить, как  другие живут на коленях, 
И поэтому больше к тебе не приду.
Не печалься. Уляжется боль постепенно,
Будет утро и высохнут слезы твои.          
Только ты пережитого грустные тени         
Из квартиры своей никуда не гони.
Пусть стоят по углам часовыми былого,
На паркете мои охраняя следы.
Те следы, по которым в слепую дорогу
Я когда-то ушел от тебя молодым.
                                         
                              1954 г.
                              лагпункт 3
                              г. Омск
                                                  60

(Leave a comment)

[<< Previous 50 entries]

Powered by LiveJournal.com